Митрополит Филарет (Вознесенский) Слово в день Святителя Николая Чудотворца

f_10303405

Православная Вселенская Церковь празднует сегодня память Святителя и Чудотворца Николая, св. Божия угодника, служба которому отличается особой торжественностью и относится к числу великих праздников.

Мне хочется напомнить вам о том, о чем уже пришлось как-то говорить, — то, что касается истории Церкви и православного богословия, сокровищницы святоотеческих творений и церковной литературы — Святитель Николай, собственно, почти ничего после себя не оставил. Великие Святители Иоанн Златоуст, Василий Великий, Григорий Богослов и некоторые другие подобные колоссы богословской мысли оставили каждый после себя громадное духовное наследство. Церковь их особо прославляет, как учителей вселенских и архипастырей, которые своим духовным воздействием и авторитетом переступили границы своих епархий и стали, действительно, архипастырями всей вселенной.

И, однако же, даже им служба, будучи праздничной и торжественной, все же не носит такого торжественно-умилительного характера, как служба Святителю Николаю, потому что он был тот, кого русский народ любил называть «Никола Милостивый» за его величайшую христианскую любовь и милосердие. Эту прекрасную добродетель Святитель Николай в своей жизни и в своих чудесах воплотил, кажется, так, как никто из других святых. Недаром у русского народа и поговорка была: «Трудно тебе — скажи Николе Милостивому, а он скажет Спасу Всемилостивому».

Так чтил народ Святителя и Чудотворца Николая потому, что добродетель любви и милосердия всегда была доступна сердцам человеческим; поэтому и Церковь славит с особой торжественностью Святителя Николая, который так светоносно воплотил в своей жизни эту добродетель.

Но только помните, что Никола Милостивый, так любивший Господа и своих ближних, был в то же самое время и носителем того духа христианской любви, которая иногда, там где она видит упорное зло и сознательный поход против истины, превращается в негодующую и пламенную ревность.

Многие из вас, конечно, знают о том предании, которое Церковь сохранила и которое отобразилось на многих иконах Святителя Николая. Святитель был на 1-ом Вселенском Соборе, который собрался против еретика Ария, отрицавшего Божество Сына Божия. Упорно защищая свое заблуждение, озлобленный еретик перешел, в конце концов, в прямую хулу на Сына Божия. Услышав это, не выдержал Святитель Николай, для которого Сын Божий — Спаситель рода человеческого — был дороже всего на свете и «заушил его», ударил его по лицу.

Смутились отцы Собора и не знали, как им поступить. С одной стороны, существует церковное правило, по которому епископ пресвитер или диакон, если он бьет верного или неверного, должен быть лишен своего сана. Это строгое правило тогда исполнялось точно. А с другой стороны, авторитет Святителя Николая был чрезвычайно высок. Он так сиял своим житием и добродетелями, что все отцы собора его почитали — и растерялись, не зная, что им делать.

Однако же, они отняли от Святителя знаки его архиерейского достоинства и заключили его в уединение для того, чтобы в конце собора иметь особую речь о том, как с ним поступить. Но их недоумение быстро разрешилось, ибо одному из великих иерархов, бывших на этом соборе, было следующее откровение: он видел, что Господь Иисус Христос Сам, Своею рукою, подает Святителю Николаю Евангелие, а Богоматерь подает омофор — знак его архиерейского достоинства.

Он тотчас же об этом рассказал другим членам Собора и Святителя с честью вывели из его заточения, вернувши ему знаки его сана, т. к. Господь Сам ясно показал, что гнев Святителя не был нашей обычной человеческой злостью или злобой, а что это был праведный гнев на хулу против Бога. Вот — каков был Святитель Николай!

А как часто нам не достает такой ревности, там, где действительно нужно вступиться за оскорбляемую и попираемую истину!

Я хочу вам рассказать об одном случае, который произошел совсем недавно и который трудно было бы себе даже и представить несколько лет тому назад — а сейчас мы все катимся ниже и ниже. Один человек, приехавший из Парижа, рассказывает, что там был случай следующий, имевший место на так наз. «экуменической встрече» (вы, конечно, знаете, что такое экуменизм; это есть ересь всех ересей. Он хочет совершенно зачеркнуть понятие о Церкви Православной, как о хранительнице истины, и создать какую-то новую, странную Церковь). Итак — происходила «экуменическая встреча».

Был там так наз. православный протоиерей из Парижского Богословского (собственно, еретического) Института, был еврейский раввин, были пастор и католический священник. Там они сначала как-то помолились, а потом стали выступать с речами. И вот (простите, что я со святого амвона говорю такие вещи, но я хочу вам показать, до чего мы теперь дошли) еврейский раввин сказал, что Господь Иисус Христос был незаконнорожденный сын особы легкого поведения — он, собственно, еще хуже и грубее сказал, — я не могу с амвона и повторить как назвал Честнейшую Херувимов и Славнейшую Серафимов этот противник истины и безумный хулитель.

Но главный ужас не в этом. Еврейский народ давно противится Богу; мы знаем, что никто так не хулит Спасителя и Его Пречистую Матерь, как евреи, — так что тут нечему дивиться; но ужас в том, что когда он это сказал — все промолчали. «Православного протоиерея спросил потом человек, слышавший эту страшную хулу: «Как вы могли промолчать»? Тот ответил: «Я не хотел обижать этого еврея». Еврея обижать нельзя, а оскорблять Пречистую Деву Марию — можно! Вот до чего мы докатились! Как часто нам всем теперь не хватает ревности встать, когда нужно, на защиту своих святынь!

Православный священнослужитель должен быть с ревностью восстать против хулы, подобно тому, как Святитель Николай заградил уста еретику. Святитель Иоанн Златоуст в одной из своих проповедей говорил: «Если ты боишься выступить против еретика, то скажи мне — я пойду и загражду ему уста». Но, к сожалению, мы стали теперь, как говорится, «к добру и злу постыдно равнодушны».

Вот на этом-то равнодушии, на каком-то самооберегании и находит себе почву ересь экуменизма, а также и апостасия — то отступление, которое становится все более и более явным. А Святитель Чудотворец Николай показал нам, как нужно ревновать нам о славе Божией там, где поносится святыня и где поносится Имя Божие.

Будем же, братие, помнить, что христианская любовь всех обнимает собою, о всех милосердствует, всем хочет спастись и все созданное Богом милует, жалеет и любит; но там, где она видит сознательный поход против истины, она обращается в огненную ревность, которая не выносит никакой подобной хулы. Этот пример Святителя Николая нам ясно показывает, в каких случаях ревность христианская не может себя не проявить — и так должно быть всегда, потому что о Боге должен ревновать всегда каждый православный христианин. Аминь.

источник

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s